vas_pop: (Малевич)
Выписал через АЛИБ.РУ двухтомник Фритьофа Нансена.

Одно из самых благородных имён в истории человечества.
Три великих норвежца: Нансен, Амундсен, Хейердал.

Начал, как спортсмен. Перешёл Гренландию по её куполу.
Продолжил как учёный-окенограф. Его подвиги по изучению Северного океана уникальны и блестящи. Кораблик "Фрам" - гениальная придумка, позволившая плавать во льдах и зимовать по нескольку лет кряду.
Рейд Нансена и лейтенанта "Фрама" Иогансена в сторону Северного полюса окончился неудачно, не дошли около 400 км, но, тем не менее, стал ещё одним подвигом этих отважных людей - их зимовка на Белой земле (так Нансен назвал северную оконечность островов Франца-Иосифа) и последующий поход в сторону Шпицбергена беспрецедентны.
Да и само чудесное спасение - просто сказка. Мало того, вслед за Нансеном и Иогансеном вернулся "Фрам" экипаж которого считали погибшим.
Просто божественное Провидение вело полярников домой.
Обо всём этом в книге.

Прочёл эти записки ещё пацаном. Годов 12-13.
Перечитал в армии. У нас в полку была очень приличная библиотека, формировавшаяс с 1920 годов. Была там и Полярная библиотека, состоявшая из записок самых разных полярных исследователей - от Норденшельда до Пири и от Пайера до Амундсена.
Этот двухтомник как бы часть детско-юношеских воспоминаний.





В период Первой мировой войны, когда рушились и исчезали целые государства, Нансен занялся самой острой проблемой тогдашнего времени - беженцами и лицами без гражданства. "Нансеновские паспорта" помогали обрести родину.
В 1922 году был удостоен Нобелевской премии мира за свою работу по репатриации и натурализации перемещённых лиц. А спустя несколько лет после смерти Нансена Нобелевскую премию получил Нансеновский комитет, продолживший его дело. 
Дружил с Советской Россией и после гражданской войны активно помогал голодающим...
vas_pop: (Default)


Восстановил ещё одну книгу из сгоревшего дома.
Василий Васильевич Сапожников. Том его алтайских записок.
1949 год. Географгиз.
Сейчас ничего подобного не издают.

Профессор Томского (тогда, первый в Сибири, он назывался Сибирским) тщательно исследовал Алтайские горы. Как Русский Алтай, так и Монгольский.
Это было на рубеже 19 и 20 веков.
Сапожников - первооткрыватель алтайских ледников. Он прошёл не раз эти горы с востока на запад и с севера на юг. Несколько лет он начинал свои походы из Уймонской долины.
Характерно, что все поселения и географические пункты, в том числе данные его экспедициями, сохранились в исконности. И даже не слишком испохаблены туристами и настырными рериховцами.

Книга характерна подробностями - геологическими, ботаническими, географическими. Довольно безэмоциональна по первознакомству с текстом. Но по внимательному чтению понимаешь, почему Сапожникова притягивали эти места, ибо нет места, равного Алтаю...

Чисто житейская подробность: когда у нас несколько лет тому в Уймоне возникла надоба увидеть Белуху, я вспомнил запись Сапожникова, что в ясный день гору можно видеть с первых террас Теректинского хребта.
И вот мы поднялись над деревенькой Курунда (или Кастахта, они рядом) и увидели Белуху.
Через сто с лишним лет после того как её оттуда увидел сибирский путешественник Сапожников.

ПиЭс. Переплёт в аховом состоянии.
Но всё остальное, вплоть до приложенных чертежей, на месте.
Книжка из какой-то профсоюзной библиотеки. Штампы утраченной эпохи - это такой исторический юмор.
vas_pop: (Default)
Рутинная вещь - вытирать пыль на книжном стеллаже, я это делаю каждый год.
Ну, само собой, не каждую книжку протираю, они там в два ряда. И ещё в прихожей. В "кармане", там тоже полки есть. Под кроватью. В мебельной "стенке" в гостиной. У детей. И на кухне - там, впрочем, чисто "кухонная" литература, например Похлёбкин.

Да я не о том. А о прихотливом процессе, в котором рождалось это собрание книг. Кошмарно прихотливом.
Характеристика процесса - сами книги.
Вот названия томов только одной стеллажной полки.

Плеханов "Искусство и литература". Старосоветская, 1948 года, брат-студент вывез из Томска, а я присвоил.
Три тома, 15-й, сдвоенный 17-18 и 20-й, из первого полного собрания сочинений Льва Толстого под редакцией Бирюкова, 1913 год, публицистика.
Девятый том собрания сочинений Валентина Катаева, 1972 год: "Маленькая железная дверь в стене", "Святой колодец", "Трава забвения", "Кубик". Начало катаевского мовизма.
Три книжки о путешествиях.
Бугенвиль "Кругосветное путешествие на фрегате "Будёз" и транспорте "Этуаль". Подарок покойного Алика Михайлова, 2 января 1970 года, я у него гостил в деревне. Книжка спизжена из библиотеки, но в ту пору мы на эти дела смотрели снисходительно.
Из той же серии: Джеймс Кук "Плавание на "Индевре". Издание 1960-х годов.
Н.В.Пинегин "Записки полярника". 1952 год.
Теофиль Готье. Примечательно, что куплена (была такая привычка - обозначать место и дату) в селе Тыхта (вернее, вообще-то - Верх-Падунка, где была контора Тыхтинского совхоза) Топкинского района. Тогда во всякой деревне, где был магазин, имелся отдел по продаже книг.

"Хозяйство и быт западносибирского крестьянства 18-начала 20 в.". Издательство "Наука", 1979. Приобретение, позволившее удивиться глупостям кемеровского "исторического романиста" Павлова, насадившего на небольшой пространстве (я осилил страниц сорок) своего сочинения целую плантацию "развесистой клюквы".

Двухтомник "Современные польские повести", 1974. Собрана и живёт на других полках вся худлитовская "Библиотека польской литературы". Интересно, что польская присоветская литература шла бок о бок с великолепным ихним кинематографом. Как минимум две повести из двухтомника были экранизированы: "Как быть любимой" Брандыса и "Пингвин" Ставинского. По крайней мере, я эти фильмы видел.
Превосходные три фолианта "Русские очерки". 1956.
Ретиф де ла Бретон. Книга из серии "Литературные памятники" - этих очень хороших изданий у меня много. Ретиф забрёл с другой полки. Не скажу, что вчитывался, но пролистал. Пущай стоит.
Л.Н.Толстой. 57 том из худлитовского ПСС. 1952 год. Дневники.

Софокл. Эсхил. Марциал. Есть и ещё несколько томиков этой серии, выходившей в 1960-80-е годы. Кто учился на филфаке, тот меня поймёт: античная литература - потрясение для первокурсника. Но во взрослое время приобреталась из уважения, а не для чтения.
Грановский "Лекции по истории Средневековья". Серия "Памятники исторической мысли". 1986, "Наука"
Лев Любимов. "Искусство Древней Руси". Книга для чтения. 1981, "Просвещение".

Василий Белов "Холмы". 1972. Книга рассказов и очерков. В том числе "Плотницкие рассказы".
Юрий Казаков. "Во сне ты горько плакал". 1977 год. К 50-летию мастера.
Альбер Камю. 1990. Статьи, эссе, записные книжки.
Несколько кинематографических книг: "Висконти о Висконти", Бунюэль о Бунюэле", "Феллини о Феллини" и Бергман о Бергмане". Издания в основном 1980-х, начиная с 1985 (Бергман), кончая 1990 (Висконти). Статьи, интервью и - главное - сценарии фильмов, которые ещё не удалось посмотреть. Например "Седьмая печать" Бергмана или "Гибель богов" Висконти. Да и где б я увидел, скажем, "Восемь с половиной", нехай кино и победитель ММКФ.
Владимир Нарбут. Стихи. Серия "Из поэтического наследия 20 века", начавшаяся в 1989 году.
Опять Бергман. "Осення соната", изданная "ИЛ".
И Лукино Висконти. Статьи, свидетельства, высказывания.

"Мой Уитмен" Корнеея Чуковского, 1966 с вложением старой брошюрки Чуковского о нём же. Насколько стара та брошюрка? Её выпустило в свет "Книгоиздательство петроградского совдепа" в 1919 году. Кто сказал о революционерах "Торжествующий хам"? Идите нах.
Книги статей Германа Гессе, Честертона, Джорджа Оруэлла. Всё вышло во второй половине 1980-х. В томике Оруэлла ещё полузапретный роман "1984".
Дж.Д. Сэлинджер. "Над пропастью во ржи" и рассказы. 1967 год.
Двухтомник Хемингуя. Тот самый. Чёрный. 1959 года.
Флобер "Саламбо" и Хаггард "Клеопатра" под одним переплётом в серии "Зарубежный исторический роман". Десять томов, обещанные новорожденным барнаульским издательством "День". По-моему, дальше первого тома не ушли.

Рокуэлл Кент. "Гренландский дневник". В 1966-67 годах мы, студенты, выпнутые на заочное отделение, были неофитами Севера. Один из тогдашних кумиров - Рокуэлл Кент. Ещё где-то несколько его книг. Перечитать?
Евгений Замятин. "Перестроечный" сериал "Из литературного наследия". В содержании: "Мы". "Житие блохи", "Лица".
Ирвинг Стоун. Некогда был поражён его биографическим романом о Джеке Лондоне. А это уцененный том из собрания сочинений издательства "Терра", купил, чтобы время перекоротать время в московской гостинице, перечитывая роман об открытии Дальнего Запада.
Трумэн Кэпот "Голоса травы".
Два тома, 3-й и 4-й, из серии YMCA-Press "Память". Воспоминания диссидентов и иные материалы. 1981 год. Без комментариев.

Вот вам полка. Столько тут намешано всякого и всяческого.
А другие если перебрать?
И ведь в башке такая ж мешанина, если честно.
vas_pop: (Default)
Молодые омские библиотекарши продвигают книги в массы, позируя перед фотокамерой: http://tayga.info/photo/2012/07/11/~108736

Вот так: 



vas_pop: (Default)
Вчера выкупил книги на почте.
Старый, тот самый, с предисловием Симонова, четырёхтомник Хемингуэя и четырёхтомник же Маршака.
У Маршака меня не детские стихи интересуют, а переводы - просто-таки гениальные.
А с Хемом связана целая история.
В своё время, в эпоху книжного бума, в 1970-е, я выменял у друга эти четыре тома на пятитомник Ильфа и Петрова. Потом друг где-то нашёл собрание сочинений юмористов и отменял обратно. Я очень сожалел.
Ну, и вот через много лет своё сожаление утолил радостью.
Теперь у меня два тома Хемингуэя 1959 года, четырёхтомник 1968-го и отдельно - "Острова в океане".
Издания времён "развитого социализма" недорогие, но традиционно, по-советски качественные.

Решил радость усугубить нефильтрованным чешским. И вот сегодня чувствую себя похмельным.
Это ж надо - с пива! Совсем деградировал в плане алкоголизма.
Хемингуэй поморщился бы брезгливо.
vas_pop: (Default)
Что-то не загружается скан обложки. А должна была бы тут обложка книги Ивана Балибалова "Кемерово: вчера, сегодня, завтра".

У книг нынче незавидная судьба. Их выбрасывают, как немодную одёжу. В сундуки, то бишь на книжные полки, уже не прячут.
Время нечитателей.
У мусорных баков обнаружил ворох потрепанных книг. Не бог весть что. Видимо, случайно приобретённые для такого ж случайного (но всё же!) чтения.
Поколупался и вынул труд Ивана Балибалова о Кемерове.
Само собой, такая книжка у меня была. И, как уже можно было догадаться, сгорела в числе других.

Написано талантливо, ярко, красиво.
И абсолютно документально. Художественно-историческая энциклопедия Кемерова.
Разумеется, советская. Год издания - 1976-й.
Позже Мэри Кушникова и Вячеслав Тогулев попытались написать антисоветскую историю города. Но не преуспели.
Вроде получается её писать у Володи Сухацкого...

Балибалова немного знал. Он часто захаживал в Кемеровское книжное издательство, а наша редакция была в одном коридоре с ним. От него услыхал анекдот, почему в Грузии не растут берёзы - потому что их на грузинский чай порубили.
Грузинский чай, и правда, был редкостно отвратительный и пах банным веником.

Сегодня балибаловскую стезю мощно продолжает Геннадий Юров своими альманахами "Красная горка". И музей "Красная горка" - само собой.
vas_pop: (Default)
Путин нащот списка из сотни обязательных к прочтению книг обмолвился.
Ну, и пошли составлять кому не лень.
Между тем, таких списков уже существует немало.
Наиболее впечатляет академический.
Список РАН разбит по возрастным категориям (с 9 лет и далее 17-ти) и насчитывает 753 книги. Очень интересный список. Что-то в моём детстве-юности ещё не было сочинено, а что-то было прочитано ранее возрастной категории (многое), что-то позже (меньше), а что-то вовсе не читано. Даже мною, книгочеем с дошкольным стажем.
Но шедевры безусловно читаны. Хотя некоторые по обязанности (но и по наслаждению тоже - особенно античная литература или шедевры эпохи Просвещения, а Возрождение я читал по братовой университетской хрестоматии) в уже студенческое время.
Ну, конечно, помимо рекомендованных - масса стихов. Это - начиная лет с 14-15-ти.
Невредно бы сюда было б добавить кинематографические шедевры.
По любому, вот ссылка на список РАН: http://www.livelib.ru/selection/1977

Интересно вспомнить, что в мои школьные годы по всесоюзному радио, по всютошним динамикам прекрасные актёры читали прекрасные стихи. И превосходную прозу. Не только старые шедевры, но, например, "В родном городе" Виктора Некрасова, рассказы Юрия Казакова.
"Мартина Идена" Джека Лондона помню уже в позднесоветский период читал Высоцкий.
А стихотворение Артюра Рембо (!) "Пьяный корабль" в переводе Антокольского я услыхал, собираясь в школу. и чуть не опоздал.
Зато запомнил на всю жизнь:

Слишком долго я плакал!
Как юность горька мне.
Как луна беспощадна
И солнце черно.
Пусть мой киль разобъёт о подводные камни,
Захлебнуться бы, лечь
На песчаное дно.

Столько станций развелось. А книг не читают...
vas_pop: (Default)



Затерявшаяся в моём книжно-бумажном хаосе книжечка таки нашлась.
Маленькая такая. Для крохотной дамской сумочки, куда помешается чуть-чуть косметики и носовой платок.
"Сапфо. Лирика". Издание Кемеровского книжного издательства, 1981 год. Тираж 50 тысяч.
Практически академическое собрание переводов эллинской поэтессы. Справочный аппарат, примечания – всё на уровне. Плюс варианты переводов. Как в серии "Литературные памятники".
Только всё это – Тамара Михайловна Махалова.
Можете себе представить: издание осуществлено в Сибири, в глубокой провинции. Иллюстрированное, кстати сказать, гравюрами Николая Кофанова.

ВИКИ даёт справки на всяческие сборники переводов эллинских поэтов. Ни одной книжки в Российской империи и СССР – отдельной.

Наше книжное издательство выкидывало много интересных фортелей. Например, издав вполне декадентского «Мелкого беса» Фёдора Сологуба (это там, где «недотыкомка») – в 1950-е. Или переиздав (с дополнениями!) сборник Исаака Бабеля.
В новейшее время, где-то в 1990-м, вдруг появился «Архипелаг ГУЛАГ». Сам Солженицын удивился и попросил издание - па память.

Сапфо – скромный, не сенсационный издательско-литературный подвиг. Но очень характерный, как мне кажется, для Кемерова и для Кузбасса. Да, пожалуй, и в целом для Сибири.
Дальше которой не сошлют.

ПиЭс. Бездельное.
Юрка Москаленко, сокурсник по ИФФ ИрГУ, задумчиво обращаясь к брутальной бабоподобной студентке: «Сафо фиалкокудрая, с улыбкой нежной…». Слушай, Ананьева, а о тебе может кто-нибудь сказать: «Ананьева фиалкокудрая»?

Стишок забыл. Для друзей - этот:

Мне не кажется трудным до неба до тронуться.

И для остальных. 
Посвящаю от имени Сафо известно кому - "бактерии":

Противней тебя
я никого,
милая, не встречала!
vas_pop: (Default)
 

Словари - страсть моя. Наверное. сродни извращениям, ибо часть ещё детско-юношеского чтения - четырёхтомный Академический словарь русского языка. В 1999 году он вышел уже четвёртым изданием, а я читал первое, - помнится, рубежа 1950-60-х годов.
Но я не о нём, а вот об этом, приобретённом, судя по записи на пустом обороте шмуцтитула, в 1984 году, в Новосибирске.
Кажется, на Красном проспекте. Был там магазинчик антикварной книги. Тот, который потом переехал через Обь и обосновался где-то в районе коммунального моста.
Издан в 1907 году в Одессе.
Много слов новых для того времени, например, ЮДОФИЛ, то есть "друг евреев" и ЮДОФОБ - "ненавистник евреев".
И масса таких, каких ныне ни в одном словаре не встретишь. И даже в интернете с трудом.
Ну, например, ЮНАК - у сербов тот, кого на Руси называют "добрый молодец". В 1907 Сербия - яблоко раздора и всего через семилетку выстрелом в Сараеве начинается Первая мировая.
А кто сейчас знает это слово? И тем более им способен воспользоваться. Никто.
Открываю наугад. Попадается ПЛАЦИНДА. Рядом - "плацента". но не путать! ПЛАЦИНДА - род тонких пресных лепёшек. Что-то вроде МАЦЫ - тут вообще много, так сказать, евреизмов, ведь издано в Одессе.
Кстати, почему-то в России ИХ назывыают евреями. Правильнее ведь жидами. Как во всех языках, в том числе немецком, где еврей - JUDE. Или английском - Jew,
Этим вопросом озадачился блогер kz88. И выстроил забавную словесн0-понятийную цепочку.
Религия евреев- иудаизм, древнее их государство - Иудея, предал Иисуса Христа товарищ по имени Иуда. То есть в нормальном произношении - Джуда или, попроще, ЖИД.
Так что фамилия, например, Юдин должна звучать так: ЖИДИН. Или ИУДИН, что тоже хорошо.
И все остальные - ЖИДЫ.
А кто такие евреи? Какие евреи? Кто студебеккер? Ваша мама Студебеккер?
Или ваш папа  - еврей.

Ах, ладно. Начал со словаря, кончил жидами. Что это со мной сегодня.
А! Это Сорокин приплыл ко мне в комментах.
Кстати, никто не знает, как фамилия Сорокин звучит в обратном переводе на иврит?
Или идиш?
Нет, не мой день сегодня. Определённо.
vas_pop: (Default)
 

Ещё одна книжная радость. Надеюсь, не последняя.
Утраченное издание удалось разыскать в букинистическом интернет-магазине.
Это книга выпущена в 1984 году. Дополненная изрядно, снабжённая предисловием академика Лихачёва, фотографиями. А была ещё другая под тем же названием, та вроде как первый опыт археографической беллетристики.
Работа Покровского - тот случай, когда учёное изыскание превращается в авантюрный роман, наука становится детективом. В детстве я обмирал от рассказов Ираклия Андронникова про его филологические изыскания. А потом зашёлся от удовольствия, читая Покровского.

Книжка была изъята из библиотеки. Штамп погашен. Сохранность хорошая, но видно, что читанная не раз.
У меня есть бывшие библиотечные книги. Некоторые мною были нагло не возвращены по месту принадлежности. Угрызений совести, впрочем, я не чувствую. В давние баснословные времена книги было принято ЗАЧИТЫВАТЬ.
Ох, сколько их у меня зачитали! Или заворовали.
А вот, к примеру, старое, дореволюционное собрание сочинений Леонида Андреева своровано не мною. Оно  досталось через поэта и журналиста Юрия Шумицкого, на потрёпанных томиках красуются штампы Владивостокской женской гимназии и Дальневосточного госуниуверситета.
С историей издание.

Жаль, но некоторые книги уж не вернуть.
Это, например, "Из-под глыб", сборник диссидентских статей 1974 года, там Солженицын, Шафаревич, Агурский, Борисов, кто-то ещё. Издание, кажется, ИМКА-ПРЕСС.
Да и не тянет чего-то перечитывать.
"Двести лет вместе" можно выписать, но не хочется. Меня за печатный отзыв об этом солженицынском труде объявили (в очередной раз!) жидофобом и доносы разослали во все конторы. От ФСБ до Сахаровского комитета.
Начитался.

А этой толком не начитался. Профессора-путешественника, тёзку из Томского университета Василия Сапожникова большой том об Алтае - послевоенное издание. Кстати. тоже библиотечное - из библиотеки не существующего ныне Закавказского военного округа - ЗакВО.
Эх!

Нашёлся Костомаров. Первый том трёхтомника - репринта 1990 года его великого труда "Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей".
Оказывается, его брал почитать покойный друг Стас Витин. Такой получился приятельский привет с того света.

Ничего, авось свидимся.
Я не только о книгах.

Книги

May. 4th, 2011 08:54 am
vas_pop: (Default)
 Смотрю старый милый фильм с Робертом Рэдфордом и Барбарой Стрейсанд.
Русского названия не просёк. В титрах - The Way We Were.
Перевалило за полтора часа, но до кульминации дело пока не дошло.
Поэтому обращаю внимание на детали.

Семейная пара: журналистка и писатель. он же голливудский сценарист.
Она ему рассказывает, что пишет рецензии на книги несуществующих писателей. Ну, там переводной китайский или европейский роман, которые всё равно никто не читает, а после рецензии - тем более не станет читать.
Но деньги платят исправно.

Ситуация мне напоминает страничку книжных обзоров в газете "Кузбасс", которую по очереди готовят супруги Юрий Юдин и Ольга Штраус.
Экзотические имена экзотических авторов.
Авторы застебают своей кагбэ эрудицией, но желания прочесть отрекламированные ими книги не возникает.
Да и есть ли эти книги в природе?
Но гонорариум капает.
vas_pop: (Default)
 

Ещё приятное событие. Через почту пришла посылочка с утраченной было книжкой пародий "Липовые аллеи".
Авторы - журналисты "Литературной газеты" 1960-х годов Лазарь Лазарев, Станислав Рассадин, Бенедикт Сарнов. Три бесшабашно-талантливых еврея из тех же благословенных 1960-х.
Соответственно объекты их пародий - "шестидесятники".
Разумеется, это переиздание. 2007 год. А моя книжица была ТОГО ЕЩЁ ВРЕМЕНИ, в бумажной, размохрившейся и подкленной обложечке и изображённый на ней Пегас кушал некий литературный овёс.

Всё равно хорошо. Тем более, не только тексты, но и рисунки тогдашние. И много нового.
Войнович (в пору пародии на него он только-только взошёл на литературном небосклоне, сочинив несколько не то длинных рассказов, не то коротких повестей, но сразу был признан - его печатал "Новый мир" Твардовского) о пародиях и пародистах рассудил так: "Самое обидное для литератора - остаться незамеченным пародистами".

Нынче культура пародии сгинула. Вместе с оригинальностью писательского стиля. Нынешние, всякие там пелевины и сорокины пишут на типовом, среднестатистическом языке. Переводят с говяжьего, говоря словами Михаила Светлова.
Как возможно пародировать то, что не оригинально? Пародировать можно только характерное.

Культура пародии погибла на наших глазах. Вместе с литературой и читателями.
Могильщиком пародии ещё в 1980-е годы стал человек на эстраде. Его звали Александр Иванов. Он брал какую-нибудь глупую строчку малоизвестного поэта и накручивал вокруг неё свой насмешливый стишок.
Но это не пародия. Потому что пародия есть проникновение в стиль и творчество пародируемого. И последующее использование типичных, характерных, запоминающихся приёмов в каких-либо смешных обстоятельствах, усмешняя их до nec plus ultra.
Так эта троица насмешливых евреев сочинила предположительные варианты басни "Стрекоза и муравей": как бы её написали Булат Окуджава или Евгений Евтушенко. Или - в прозе - Владимир Максимов, тогда, в 1960-е ещё не эмигрант.

Короче говоря, я рад. Будто кореша встретил.
А это пародия на Беллу Ахмадулину. "Чаепитие": 

"Все по утрам возвышенный обряд
Творят, его, увы, не замечая...
- Налейте мне стаканчик чая, -
О танистве, скучая, говорят.

А мне благословен янтарный зной
В соитии со смутными устами.
Печальный ангел, долгими перстами
Я обнимаю сей хрусталь больной.

Мне сладостен прессованный тростник.
Непрочный, хоупкий параллелепипед.
Ещё никем не понят и не выпит,
Как призрак, он изнеженно возник.

На вогнутости тусклей мельхиора
И канул, как в летейскую волну,
И длинно, протяжённо шёл ко дну
Вместилища из севрского фарфора."...

Ну, и так далее.

Книги

Apr. 26th, 2011 11:37 am
vas_pop: (Default)
 Восстановил в библиотеку ещё одну книжку из сгоревших



Покойный Владимир Михайлович Шабалин создал единственный на сегодня, при этом полный и исчерпывающий топонимический словарь Кузбасса.
Сам он - гениальный дилетант, учитель из посёлка Каменный Ключ Прокопьевского района.
Школа в своё время находилась в ведении железной дороги и Шабалин имел бесплатный билет "туда-обратно" в плацкартном вагоне раз в году. Возможность путешествовать он использовал для топонимических и ономастических штудий: работал в библиотеках, музеях и т.п.
После него остался пока (и, видимо, - никогда, по нынешним-то временам) не опубликованный словарь фамилий кузбасских старожилов. И много, уверен, всякого интересного другого.

Ну, а я с радостью.
Книжка читанная, потрёпанная, что добавляет шарму.
Уступил её старый друг Егорыч.

Книги

Feb. 14th, 2011 03:40 pm
vas_pop: (Default)
 

Бродил по книжным магазинам.
Впечатление ниже среднего.
Книг много. Идёшь - одна стена в детективах, другая в фантастике, третья в любовных романах.
Хорошей литературы мало.
Да и что называть хорошей?
Не квазиисторические опусы Радзинского же! Этот своё время пережил - томов десять с разными названиями только занимают полку.
Владимир Сорокин, знаток каловых масс и певец голубого сала, - этот добрых две полки завалил.
Удивился затоваренной Виктории Токаревой. Впрочем, нового её давно ничего не читал.
А вот непокупаемости Улицкой ничуть не удивился.
И четырём выставленным особо книжкам Гришковца тоже. Нажрались Гришковцом, конец моде.

Только одно приятное впечатление - большой том с портретом Володи Ширяева на обложке. Почти что полное собрание сочинений: стихи и проза.
А также рецензии на его книги.
В этом разделе обнаружил свой материал о самой первой книжке Ширяева "Августовкие объявления". Напечатана была в ныне не существующей газете "Комсомолец Кузбасса".
Помнится, в  рубрике, которую вёл Женя Багаев, - "Витражи".
Я тогда служил в районной "Заре" и расписывался на литературные темы, чтоб руку не терять.
А Ширяев был редактором какой-то многотиражки.
Ну, ничего рецензия. Даже с какими-то умностями насчёт Иронии и Правды.

Обоих уж нет. Ни Ширяева, ни Багаева.
Зато книжка осталась.
Хотел купить. Потом подумал: я ж соавтор. Может издательница подарит...
vas_pop: (Default)
 

Нашёл в ОЗОНе одну из любимейших книжек юности - "Жизнь на Миссисипи" Марка Твена. Причём именно то издание, какое у меня было - петрозаводского издательства в оранжевом коленкоре.
Встреча будет, как со старым приятелем.
vas_pop: (Default)
 Только что с почты. Выкупил "Топонимический словарь Хакасско-Минусинского края" В.Я.Бутанаева. А перед тем - "Топонимический словарь Горного Алтая" О.Т.Молчановой.
Оба сгорели в весеннем пожаре. Там много чего сгорело. Но по этим я просто-таки тосковал.

          

Без знания топонимики едешь (плывёшь), как слепой.
Вот ещё отдам в переплёт "Тайны имён земли Кузнецкой" Шабалина и "От Абы до Яи" Мытарева (они есть в инете в цифре) и буду окончательно счастлив.
Правда, много сгорело такого, чего тоже жаль: записки В.В.Сапожникова про Алтай, книжки о староверах. Да много чего. В том числе иконка родовая - Никола Угодник.
Дачоуж.
vas_pop: (Default)
 Кемеровская блогерша ashtofet рассказала о книгах, которые она всекгда читает. Просто так, открыв с любой страницы. Ну, и я пошёл вслед покорным бычком.

Получился длинный список.



Астафьев "Последний поклон"

Виктор Конецкий "Морские сны", "Вчерашние заботы"

Тур Хейердал "Путешествие на Кон-Тики", "Аку-Аку"

Юрий Казаков "Северный дневник"

Эрнест Хемингуэй "Фиеста", "Зелёные холмы Африки", "Острова в океане"

Ярослав Гашек "Похождения бравого солдата Швейка"

Ильф и Петров Романы, фельетоны, "Одноэтажная Америка", записные книжки Ильфа.

Иван Бунин, рассказы и миниатюры, написанные в эмиграции в 1930е годы.

Илья Эренбург "Люди, годы, жизнь"

Валентин Катаев "Трава Забвения", "Алмазный мой венец".

Письма А.П.Чехова.

Анатолий Омельчук "Сибирика"

Жюль Верн "Великие путешествия", весь трёхтомник.

Стихи: Блок, Пастернак. Гумилёв "Романтические цветы".

Обожаю читать словари и справочники: Даль, Фасмер, топонимические - любые, "Народы мира".



Ну, собственные книжки и публикации - тоже. Иногда переписывая заново.



Записав в её блоге это, тут же добавил Михаила Булгакова "Мастера и Мапргариту и - особенно - "Белую гвардию".

А потом подумал и в башке возникли разные другие авторы. Особенно из детства: я книжки ОСВАИВАЛ, перечитывая их по многу раз. Так получилось с классикой. Вы будете смеяться, но "Героя нашего времени, прозу Пушкина, Гоголя, "Войну и мир", "Казаки". "Севастопольские рассказы", всего Чехова, особенно "Вишнёвый сад", а ещё "Горе от ума" и Белинского, и "Записки охотника", и "Было и думы" прочитаны вдоль, поперёк, по диагонали и крест накрест.



Паустовский "Мещорская сторона" и "Повести о жизни" - там, где про Одессу и юг.

Василий Аксёнов "Звёздный билет", "Апельсины из Марокко", "Пора, мой друг, пора"..



Дык ещё и Марк Твен. Не только про Тома Сойера и Гека Финна, но и "Жизнь на Миссисипи". Ещё О.Генри и Брет Гарт. Томас Манн - рассказы, а "Иосиф и его братья" остаётся недочитанным. Бальзак в своё время - "Утраченные  иллюзии".

Божежмой!

Так и жил в сочинённом мире.

ЗЫ.Забыл Солоухина.

Profile

vas_pop: (Default)
vas_pop

September 2015

S M T W T F S
  1234 5
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 06:00 pm
Powered by Dreamwidth Studios