vas_pop: (Малевич)
Латынина взахлёб просвещает Бардо нащот Путина: говённый он, мол, биофил, зверей мучает: http://echo.msk.ru/blog/latinina/983698-echo/
Но я не про это.
Я о ВИП-охоте на Алтае, закончившейся крушением вертолёта и гибелью нескольких людей. Спасшихся отмазали. Но вот что говорит Латынина, уверенная: "пипл схавает".
Цитата:

"Я была в республике Алтай. Мне говорили, что со склона соседней горы за побоищем наблюдал местный алтаец-чабан. Он никому ничего не сказал о катастрофе. Вертолет искали три дня, и все это время выжившие в катастрофе отогревали раненых товарищей нагретыми на костре сковородками. Я не думаю, что этот старый алтаец, видевший склон горы, устланный трупами расстрелянных с вертолета архаров, умилился бы вашим словам о Путине, который сделал для защиты природы больше, чем любой французский президент".

Во-первых, юг Алтая населён казахами. Кош-Агачский район республики Алтай - сплошь казахи. Алтайцев там кот наплакал.
Второе. С какого бодуна безымянного "старого алтайца-чабана" занесло посреди зимы на гору? Овец пасти пригнал на камни?
Третье. Нащот "отогревали раненых товарищей нагретыми на костро сковородками". Заэбическая технология отогрева. И сколько ж они, эти десятеро браконьеров, сковородок с собой прихватили?
Четвёртое. "склон горы, устланный трупами расстрелянных с вертолета архаров". Вообще-то убили трёх. Этих архаров на весь Алтйский заповедник не более трёхсот, а заповедник изрядно большой.
Но, вишь, склон горы оказался "устланный трупами". Чтоб страшнее было.

Радио для дураков.

Алтай

Dec. 11th, 2012 11:16 am
vas_pop: (Default)


Прекрасный снимок bluesrock.
Множество отличных снимков с Алтая.
Хорошо и горько.

Алтай нынче изъездили вдоль и поперёк. Даже если судить лишь по одному сайтук: http://galt-auto.ru/ "Автомобилем по Алтаю".
Кто-то живописует "зону покоя" плато Укок - за небольшое бабло это никакая не зона покоя.
Кто-то гужом в десять машин прёт из Красноярска через Туву и возвращается Чуйским трактом.
Кто-то из Новосиба запросто ныряет на шашлыки и винцо на Семинский перевал, где в советское время, в очень живописном месте, стояла вышка боевой радиолокации.

В советское время половина Алтая была закрыта. Частично заповедниками, частично - военными.
В 1993-м году мы были на Бугузуне одни. Сегодня джиперы соревнуются в стрит-рейсе между древними захоронениями.
Уже и Монголию осваивают...
vas_pop: (Default)
Ещё с ЛЕНТЫ: http://lentaregion.ru/35014
По-моему, примечательное событие. Плюс небольшой личный комментарий.

РИА «Новости» сообщает, что редактора газеты в Горном Алтае будут судить за пропаганду превосходства алтайской веры.Цитата: " По версии следствия, 45-летний житель Онгудайского района республики Алтай Валерий Чеконов, который является участником незарегистрированного религиозного объединения «Каракольская инициативная группа»и редактором газеты «Амаду Алтай», последовательно и публично пропагандировал свои религиозные взгляды и убеждения. При этом он, по данным правоохранителей, с использованием СМИ публично совершил действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, в отношении человека и группы лиц, исповедующих буддизм».

Уголовное дело было возбуждено по части 1 статьи 282 УК РФ (действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды человека и группы лиц по признаку отношения к религии, совершенные публично, с использованием средств массовой информации). Максимальное наказание — два года лишения свободы.

Дело суда — решать, нарушил ли журналист закон и насколько опасно это нарушение.

Со стороны ситуация видится в несколько ином свете.

Что такое буддизм, более или менее понятно. Для полноты можно упомянуть, что это одна из традиционных российских религиозных конфессий. Буддизм исповедуют тувинцы, буряты и калмыки.

Для Горного Алтая буддизм — в известной мере экзотика. Традиционная алтайская вера — язычество, шаманизм. Алтайцы создали сложную и крайне интересную этнографам мифологию. В XIX веке появилась ветвь традиционной«алтайской веры» — неоязыческий бурханизм. В частности, бурханисты отказались от кровавых жертв богам, заменив их молоком, так что другое название бурханизма — «белая вера».

Алтайцы исторически не приняли навязываемые извне верования — ислам и Православие.

Сегодня идёт противодействие против модных в известных слоях интеллигенции верований, в том числе буддизма, эмиссары которогопросто-таки наводнили Горный Алтай, — несть числа новым сектам, обосновывающимся там и сям. Пример такого противодействия — деятельность Валерия Чеконова и его «Каракольской группы» в самом средостении Алтая — селе Онгудай, перешедшая, по мнению следствия, границы законности.

Малочисленные народы изо всех сил сопротивляются нажиму извне, стремясь сохранить свою аутентичность. И в процессе этого сопротивления вступают, как видим в конфликт с общегосударственными установлениями.
vas_pop: (Default)


Пишут, что Республика Алтай приняла решение о строительстве газопровода через плато Укок в Китай.
Совместные российско-китайские изыскания там ведутся с 2006 года.
В 2011 году вроде бы должны были договориться нащот объёмов и цены поставляемого газа. Но что-то не срослось.

Экологи категорически против. Экономические конкуренты России и Китая, разумеется, тоже. Слышно было, что именно поэтому (чтобы оборвать нить, связывающую две страны) фонд дикой природы и др. добились включения плато Укок в список особо охраняемых территорий.

Много было шуму и в Горно-Алтайске. В основном со стороны вдруг оживившихся шаманистов. В этом же ряду и дебаты вокруг "принцессы Укока" - мумии, которую новосибирские археологи отрыли на плато. Требовали мумию обратно зарыть. Недавно договорились не зарывать, а сообразить особое хранилище в горно-алтайском музее и поместить её туда.
Удовлетворившись этим, горно-алтайская власть поняла и выгоды большого строительства в своей республике. Ведь, если вдуматься, изрядная аборигенная её часть всё ещё живёт в каменном веке. Исключение - туристические анклавы вроде Чемала или Уймонской долины, куда дошли шоссе и электролинии.

Газопровод, а потом и автодорога (ответвлением от Чуйского тракта) в Синьцзян-Уйгурскую автономию Китая (тоже почти что с средневековым укладом жизни) дадут стимул Республитке Алтай выйти из дотационного состояния. Или так и будут топиться кизяками и привозным за тысячу км (из Кузбасса) углём.

Вопрос, будет ли сохранён Укок в первозданном виде, конечно, есть. Ответ на него отрицательный. Сошлюсь на свой опыт.
В 1993 году мы заехали в ещё не открытую (полузакрытую) погранзону, на речку Бугузун.
Роскошный вид на хребет Чихачёва. Реликтовые осокоря по берегу.

Никого, кроме нас.
Доверчивые дикие голуби.
Журавли.

Лет через семь-восемь: отравленная дихлофосом речка (рыбу брали), изъезженные джипами могильники, кострища и всё засрано мусором.
Такшта...

Так или иначе, но и плато Укок осваивается, надо только внести денежку в дирекцию охранямой территории, туристами. Уже автомобильными. Нет местечка, куда бы они не пробрались и где бы ни оставили колею.
Колеи в высокогорной тундре, как и вообще в тундре, остаются на века...

Тут превосходный фотоотчёт о приключениях на Укоке: http://www.чулышман-турист.рф/forum/147-8-1, - уверен, теперь уже не последний.
vas_pop: (Default)
В 1998 году мы стояли лагерем на Чуе около моста, который нынешним июнем снесло после грандиозного летнего паводка и схода селевого потока. Мост есть на видео.
Кадры, конечно, уникальные.
Как говорится, природа дала - природа взяла.

vas_pop: (Default)
Чуйское ралли памяти Михаила Колчевникова случилось и на сей раз. Жаль, без меня.
Сайт, который делают мои друзья, выложил полную информацию - http://www.chuya-rally.ru/news/2012-05-15-241
А я только вытащу оттуда фотки, меняющиеся под бардовские песни.

НГ

Dec. 29th, 2011 03:13 pm
vas_pop: (Default)


Друг позвонил с поздравлениями.
Прошлым сентябрём мы были с ним на Алтае.
Говорит, что хорошо работалось после гор.

Почему и я так люблю там бывать.
vas_pop: (Default)
На фото двуглавая Белуха - высочайшая гора Алтая, а значит Сибири.

vas_pop: (Default)


Горный Алтай. Кош-Агач.
vas_pop: (Default)




Пишут (http://lentaregion.ru/18157), что алтайские власти собираются расширять и благоустраивать музей-усадьбу художника Григория Чорос-Гуркина в селе Анос на Катуни.
Построют, к примеру, гостиницу для художников - чтобы приезжали на этюды.

Нынче я там побывал.

В нынешнем виде музей-усадьба - это то, что было при жизни Чорос-Гуркина. По сегодняшним меркам и даже по меркам советской сельской усадьбы, бригадирского, так сказать, дома он жил довольно скромно. Но в 1930-е годы, конечно. выделялся на совсем бедном фоне одноплеменников: собственный конный выезд, пасека, земли с полгектара.
Жилой дом довольно скромен: одноэтажный, на три комнаты с верандой. Плюс мастерская - окна высокие и широкие, это для художника важно. Летняя деревянная юрта.
Вроде и всё.
Алтайцы с пиететом относятся к Чорос-Гуркину. Практически единственный художник Алтая. Классического письма. Начинал в иконописной мастерской при Алтайской духовной миссии. Потом работал в Бийске. Чудесным образом оказался в столице и стал личным учеником Ивана Шишкина.

В музее-усадьбе и республиканском музее оригиналов мало. Больше копии. Горно-Алтайск спорит с Барнаулом, утащившем картины Чорос-Гуркина к себе. Вроде выспаривает.
Есть его картины и в столицах. Но многое, говорят, утеряно безвозвратно.
Чорос-Гуркина репрессировали в 1937 году и, не мешкая, расстреляли. Грех перед Советской властью за ним был - художник стал участником Горной думы и Каракорумской управы.
Это было безвременье. Большевики ушли, а Колчак ещё не пришёл. Кстати, при Колчаке Чорос-Гуркин некоторое время сидел в тюрьме - за ту же Каракорумскую управу, воинственные участники которой вовсю воевали против белочехов и адмирала.
Ну, а от своих, или как бы от своих, смерть принял.

Места там волшебные. Катунь в горах. Чистые сосняки по берегам. Рядом известный курорт Чемал.
Небо. Лес. Горы. Что ещё надо для счастья.

Рерих

Oct. 9th, 2011 04:16 pm
vas_pop: (Default)
Сегодня день рождения Николая Рериха.

Не поклонник его странного учения. А живописи - да.
Постоянная экспозиция, что висит в Новосибирском художественном музее, - это потрясающе. Служа в армии, с приятностью для себя проводил там увольнительное время.

Нынешним сентябрём побывали в Верхнем Уймоне на Алтае. Там Рерих с супругой и сыном (плюс ещё несколько сопровождающих лиц) провёл что-то дней десять. Плюс, само собой, путешествие по Алтаю из Барнаула в Уймонскую долину и обратно.
К Алтаю Рерих относился с особой внимательностью и нежным восхищением. В его книге "Алтай - Гималаи" эпитеты, относящиеся к Алтаю, могут показаться чрезмерными.
Впрочем, для Рериха понятия чрезмерности, как мне кажется, не существовало. Картины высотой и шириной в стену, дыщащие простором и мощью. Он использовал оригинальную технику - грунтовал холсты ярким колером и его картины как бы светят изнутри.
Само это путешествие - беспримерное: через Гималаи в Джунгарию, потом в Казахстан, Иртышом до Омска, дальше крюк в тысячу с лишком вёрст (в один конец) на Алтай, потом Монголия, Китай, Тибет (многотрудная зимовка в горах) и, наконец, возвращение в Индию.

В Верхнем Уймоне я второй раз. Уиылись из колодца, существовавшего при Рерихе. Прошли по музею. Второй этаж - это реальный этаж дома Варфоломея Атаманова, хозяина, давшего Рериху приют. Первый - новодел. Создавался методом народной стройки, без государственной помощи.
Музейные работники приветливы и общительны.
А это фото, которые я сделал: писатель и журналист Анатолий Омельчук в компании с Еленой и Николаем Рерихами;  здание музея (бывший дом Варфоломея Атаманова), справа режиссёр ГТРК "Тюмень-Регион" Эдуард Улыбин; улица Верхнего Уймона.







vas_pop: (Default)


Знаменитое захоронение таковым и останется: http://lentaregion.ru/16708
Решён вопрос о возвращении мумифицированного тела древней жительницы Алтая (предположительно захоронение датируется 3–5 веками до н. э.) на плато Укок, где оно было найдено при археологических раскопках в 1993 году. Тело относительно хорошо сохранилось в вечной мерзлоте высокогорного плато.

Сейчас мумия хранится в музее Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН, в Новосибирском Академгородке.

Коренные алтайцы считают для себя очень важным возвращение мумии, которая в народной молве приобрела статус «принцессы» и «прародительницы» алтайского народа. Та же молва связывает изъятие мумии, вывоз её в чужой край, пускай и для научных и учебных целей, с разного рода несчастьями. Например, с известным землетрясением 27 сентября 2003 года магнитудой 7,3 по шкале Рихтера (9 баллов в эпицентре по традиицонной российской шкале). Эпицентр землетрясения был недалеко от поселка Бельтир в Кош-Агачском районе Республики Алтай, в непосредственной близости от плато Укок.

Перезахоронение тщательно готовится. Сам акт перезахоронения планируется на сентябрь—октябрь будущего года.

ПиЭс. Приглашён. Поеду с восторгом. Люблю Чуйский тракт. Как и вообще Алтай.
vas_pop: (Default)


Тюменский журналист и писатель Анатолий Омельчук вновь выпускает антологию (она же и онтология) «Слова и музыка моего времени».
Антология, понятно, «сборник, содержащий избранные стихи или различные изречения и фрагменты многих авторов».
Онтология – «учение о бытии, об основных началах всего существующего».
Представьте себе, возможно слияние этих понятий, когда речь о музыке, которая прошла с тобой по жизни. С твоим поколением, которому за шестьдесят – отцветшим, готовящемся к исходу «в иные мира», но ещё шустрым и из ума отнюдь не выжившим.

Уточню ещё: мы поколение, родившееся и воспитавшееся в малых городах или ПГТ, посёлках городского типа, только этот тип был всё равно сельским на три четверти, – а вся музыкальная культура (да вообще – вся) доносилась из радиорепродуктора.
Здесь надо, однако, уточнить, что классическое советское радио это вовсе не нынешнее. СССР мог позволить себе не только «Широка страна моя родная» или «Партия – наш рулевой», но и старинные русские романсы, фольклорные хоры, джаз Утёсова и Варламова, вальсы и марши векового (имею в виду века 19-й и 20-й) порубежья, песни революционных и военных лет, песенную лирику новейшего времени, а шлягеры типа «Ландыши» соседствовали с бардовской песней – с Визбором, Кукиным и Адой Якушевой. И, само собой, радио было источником знаний о классической музыке – Чайковский, Шопен, Рахманинов, Бетховен, Мусоргский – да всё самое прекрасное на свете доносилось из этих скрипучих тарелок и колоколов.
Помню «Музыкальные часы для юношества», которые вёл композитор Дмитрий Кабалевский, – интереснее, пожалуй, ничего не было в жизни, даже «Очевидное – невероятное» не сравнится.
Плюс кино. «Весёлые ребята» или «Серенады солнечной долины», какой-нибудь «Матрос с «Кометы» и голливудская «Рапсодия» одновременно в тысячах копий расходились по всем киношкам и вскоре вся страна мурлыкала «Легко на сердце от песни весёлой» или «Чаттануга-чу-чу».

Омельчук собрал то, что ему лично мурлыкалось и легло на душу. Тут много чего. На поселковых гулянках (он родился и детство провёл на Оби, в посёлке Могочине) непременно пели «Ой цветёт рябина» и «Шумел камыш». Рядом «Огонёк» и «Прощание славянки». «Я вас любил» в исполнении Бориса Штоколова и классический музыкальный шлягер – «Танец с саблями» Хачатуряна. «Одинокая гармонь» соседствует со «Странниками в ночи» и «Коимброй».
Любопытно, что я могу напеть почти что любую мелодию из «Антологии». Говорю же вам – я из этого поколения. Ну, может быть, добавил бы что-то из украинских песен (их пели на наших гулянках), сибирских («Бродяга Байкал переехал»), да ещё рок-н-ролла чуть больше и блюза.
Многие общемузыкальные вещи связаны с первыми детско-юношескими потрясениями. К примеру, «Маленький цветок» Сиднея Беше – под него мы танцевали нечто медленное на школьных вечерах: девочка, от которой ты обмираешь, рядом, живая и тёплая, твоя рука на её талии, «сладострастной и гибкой», как писал Печорин в своём журнале, движимый рукою Лермонтова, – волшебное всёжки произведение эти женщины.
Разумеется в содержании «Антологии» имеет место быть подробная ретроспекция последних десятилетий.

Композиций почти двести. Много путешествующий на колёсах составитель заверяет, что хватает на 700 километров пути. Со своей стороны заверю, что в протяжении всех семисот километров всё вошедшее в «Антологии» слушается, вспоминается, подпевается и подмурлыкивается, ни на минуту не надоедая.
Не только мне, старому пеньку, но и совсем молодым спутникам. Этим хочу сказать, что лучшие русские песни суть рентгенограммы народной души.
Пышно сказано?
Но верняк.

Любопытно, что в нашем совместном с Омельчуком путешествии на Алтай я вспомнил стишок-песню, сочинённую давным-давно, где-то в 1960-е годы, самим Омельчуком. Автор её забыл, а я (вот они, парадоксы памяти) нет.
Песенка (в сущности, не песенка, а речитатив, возвышающийся до мелодии в особо патетических местах) из тех, что сейчас именуются ёмким словом «стёб». Первый куплет-строфа:

Я одинок. Без меня ограбляются банки.
Я надену штаны. Я надену пальто.
И такой элегантный
Я зайду в переулок.
И поссу.
И никто не заметит. Никто!

Ну, так далее. По-видимому составитель включит этот старый-новый шлягер в следующее издание «Антологии».
В заключение скажу очевидное: всяк человек раскрывается тем, что он поёт и слушает. Тут звучат время и душа. Или по-пастернаковски: «дышат почва и судьба».
Мне кажется, всяк должен (при современном уровне бытовой звукотехники – может) иметь свою «Антологию», свои слова и музыку. Может быть, так он сам себе станет понятнее и ближе.
Древние говорили «познай самого себя», это было начертано на храме Аполлона в Дельфах. Зачем это познание? А тут вернёмся к составляющей омельчуковского проекта – онтологической.
Видимо, музыка учит бытию. А что украшает его – так и к бабке не ходить…
vas_pop: (Default)
Третий день Алтая. Уймонская долина.
Когда её заселяли староверы, беглые каторжники и беглецы с казённых Колыванских и Змеиногорских копей и заводов, Уймон топонимически ощущался как место, где всего «уйма».
На самом деле, «уй» - «корова». Пастбищные угодья тут просто роскошные.
Русские, хлебный народ, занялись и земледелием. Почвенный слой в долине слабый, сантиметров 5-10, вегетационный период на высоте 1000 метров короткий, засушливо – речки, текущие в Теректинского хребта не доходят до Катуни, поэтому была устроена хитрая система орошения и выведен особый сорт пшеницы – «уймонка» или «аленька», так её местные называли за красноватый цвет.
«Аленьку» ещё во времена раннесоветской власти, когда уймонцы подались от атеистов в дальние края, вывезли в Америку. Сорт вроде бы сохранён. Только всё равно здесь по-видимому выгоднее заниматься скотом, а пшеницу завозить из степного Алтая.

Село Верхний Уймон. Музей Рериха. Он пробыл в Верхнем Уймоне полторы недели, завернув сюда во время своего грандиозного путешествия из Индии через Гималаи, Синьцзян и Казахстан в Сибирь, а отсюда через Монголию в Тибет и далее на вторую – индийскую – свою родину.
Музей отчасти новодел (нижний этаж), отчасти сохранённый дом Вахрамея Атаманова, где жила семья Рерихов и те, кто ехал с ними.
Об Алтае лучше всего в книге «Алтай – Гималаи». Там проговорено подробно, что значил для Рериха Алтай.
До Белухи, главной горы Сибири, Рерих не добрался, но на картинах и рисунках она есть.

В полусотне метров музей старожильческого быта. Пожпалуй, более интересный, чем музей Рериха.

Мы, собственно, приехали глянуть на Белуху. Она же Кадын-Бажи (или Кадын-Баш), дающая исток реке Кадын, то есть Катуни.
Василий Сапожников, подробно исследовавший Алтай, утверждал, что Белуха видна уже с нижних террас Теректинского хребта. Туда мы и едем. Анатолий, впрочем, раздумывает и артачится: может, в Тюнгур, оттуда вершина вроде бы видней. Мне неохота трястись убродной дорогой чёрте куда, предлагаю подняться за аил Курунду (от слова «курум» - крупнокаменная осыпь) и посмотреть.
Поднимаемся.
Погода изумительная, небо чистое. Прозрачность воздуха негородская и не равнинная. До Белухи отсюда где-то около сотни км, но она вот – как на ладони. А справа гора – «Палатка», так её называют девушки-алтайки, с которыми мы заговариваем в деревне.
Вид на Белуху роскошный. Тем более на переднем плане жёлтые лиственница, ниже широченная долина Катуни и ближние лесистые вершины, за которыми вечные снега. Анатолий удовлетворён. Эдик в восторге. А Сергей работает.
Звоним домой (связь отличная). И отправляемся обратно.

Перевал Кырлик (диалектное название горы) днём особого впечатления не производит. Нижерасположенные долины вновь вводят в ступор Эдика – красота!
Заезжаем 8-километровым свёртком в Мендур-Соккон (буквально «градом битый»), тут есть музей алтайского быта.
Музей закрыт и в аиле ни одного трезвого.
Один товарищ подходит и начинает умный разговор.
- В Академгородке учился.
- На кого выучился? – вопрос навстречу.
- В райисполкоме работал.
- А почему сейчас не работаешь?
- Сократили.
- А почему пьёшь?
Минутное молчание и слова, которые стали девизом дня:
- Пить надо. Путин приедет.

В Усть-Кане пообедать негде. Кафе с неприветливым персоналом и пивнушка – все «злачные» места. Едем дальше, в Абайскую степь («аба» - отец), откуда вроде как бы пошли основные алтайские роды.
С Ябоганского тракта («ябоган» - имя древнего теленгитского рода) сворачиваем налево – в Чергу (мне нравится толкование топонима от монгольского «чаргы» - «свирепый, неукротимый»). По пути, за плоской долиной взлёт в гору и на вершине того взлёта роскошный вид назад, километров на полтораста, наверное, в Казахстан.
Тут устраиваем перекус с данью хозяину горы «таг-ээзи» из остатков в коньячной фляжке.

Дальше нудная грунтовка вдоль реки Песчаной.
Перевал Кукуя (то есть Кок-Хая – «синяя гора» или «зелёная гора», тюрки словесно не различают эти цвета) и спуск км около полусотни в Чергу.
Скоро мост через Катунь и поворот на Чемальский тракт. По пути заезжаем в Анос, где музей-усадьба художника Григория Чорос-Гуркина. И в Чемал (одно из значений – «ветер») – на знаменитую Чемальскую ГЭС, построенную в 1935 году. Действует по сей день.

Ещё около часа по Чуйскому тракту в Горно-Алтайск. Гостиница. Ресторана нет, но в номере всё, что нужно для готовки: микроволновка, электроплита, набор посуды и, само собой, здоровенный холодильник.

Ужинаем в ресторане «Венеция» на соседней улице. Кухня довольно хорошая. Водка – «Белуга» мариинского производства.




На фото.
Верхнее фото - вид с перевала Поохол, уводящем с Ябоганского тракта в долину Песчаной.
Нижние: Чуйский тракт;  гостиница в Усть-Коксе; музей старожильческого бытва в Верхне м Уймоне.
vas_pop: (Default)
Утро.
Утро.
Завтрак.
Грузим сумки в багажник.
Пристань. Ждёт катер «Ямаха» и рулевой-хозяин-капитан Женя.
Дует «верховка». В сущности – бриз. Холодный ветер утром спускается с горы. После обеда штиль. Вечером – «низовка», тёплый воздух поднимается вверх, в гору.

Говорю: «верховка».
Выходим из узкости в самое широкое место озера (оно же и самое глубокое, около 300м), волна усиливается и вот уж она до полутора метров.
Напротив – Яйлю. Там контора Алтайского заповедника. Оттуда мы когда-то уходили вверх по горе и через пятеро дней достигли реки Абакан. Потом сплав. Поход 4-й категории.
Высадка в Яйлю невозможна – волна убьёт.
Водопад Корбу тоже отпадает. Не пристать к берегу – вал, «верховка». Летом затонула лодка, погибли четверо.
На дне, говорят, гигантский слой ила. Можно поверить – вёснами Башкаус (приток Чулышмана) и сам Чулышман прут белые от взвесей. А вытекающая из озера Бия чиста, как стёклышко. Утопленники в иле стоят, небось, столбами.

Спасжилеты не надеваем. Моя пропаганда: выплывший всё равно получит в холодной воде паралич сердца. Через полчаса. Спасать некому – до пристани час ходу, даже на «Ямахе»
Лучше спокойно тонуть.

Купили катер на три часа, итого семь с половиной «рублей». Ездим дольше. Женя с удовольствием возит и экскурсоводничает нащот озера: глубины, ширины, длины. Сезон туристского наплыва позади, а тут нечаянный, можно сказать, заработок и развлечение. Высаживаемся. И опять высаживаемся. Съёмки. Всё красиво до неправдоподобности.

Наконец, снова на трассе. Артыбаш – Чоя – Майма- Усть-Сема – Семинский перевал – Ябоганский тракт – Усть-Кан – перевал Кырлык – Усть-Кокса.
Часть дороги – грунтовка, грейдер.

Пограничный пост за Усть-Каном. Ранее, помнится, был не тут – на горе. Ну, их дело.
Глупая работа бдительных погранцов. Зачем едете? Когда обратно?
Узнают, что сегодня вечером – туда, а завтра уже обратно, причём из-за этого пёрлись из Тюмени, охеревают. Деталь, что вся команда – трезвые, это дополнительный резонанс.
У мужиков командировочные удостоверения, а у меня – договор. Анатолий объясняет, что меня везут как знатока-консультанта, писателя- рассуждателя, гида-проводника.
В конечном итоге командированных отпускают, а я заполняю какую-то хрень-анкету. В графе «цель поездки» обозначаю – «отдых», а в «работе» - «пенсионер».

Едем дальше «отдыхать».
Ночь.
Останавливаемся отлить – звёзды будто лохматые. И какая-то планета. Жёлтая, будто собачий глаз. Марс? Или Венера?

В Усть-Коксу ввинчиваемся крутым щебенчатым спуском. Находим отель «Аргут». Так называется приток Катуни, который по моим впечатлениям сплавщика больше и мощнее Катуни. Сама гостиница стоит на берегу Коксы. Точнее – Кок-Су.
Гостиница семейная: хозяин, хозяйка и сын. Ресторана нет. Кухня. Рядом магазин. Можно что-то купить, нарубить салатик, сварить казённые пельмени.
Приходит хозяин, затапливает камин. Вытаскиваю чекушку с коньяком. Разливаем. Жизнь прекрасна.

Стандартный комфорт (туалет, душевая кабина, вода от электронагревателя) дополняется охотничьей экзотикой – надо мной, например, висит башка архара.
По ТВ (от спутниковой антенны) приемлемо показывают три-четыре канала. Как, кстати сказать, днём раньше, на Телецком.
Но от Телецкого мы уехали км на 800.

Ладно, моемся и спим.

ТОПОНИМИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Здесь я перехожу на словарь Ольги Молчановой. Издание 1979 года, Горно-Алтайск. Авторесса из Томского (Сибирского по первоимени) университета. Сейчас работает в Польше, преподаёт славистику, кажется, в Щецине.
Алтай был исследовательской площадкой для многих университетских томичей. Географов, геологов, этнографов, филологов. Григорий Потанин и Николай Ядринцев, это само собой. И, конечно, Василий Сапожников.
Но к топонимам.
Яйлю (Джайляю) суть «летнее пастбище».
Телецкое озеро, озеро телесов, некогда населявших местности близ него, иначе называется Алтын-Коль, Золотое озеро.
Корбу или Корбо, так называется водопад, речка и горный массив – буквально «кустарник» или «поросший кустами, молодыми древесными побегами».
Челушман – от глагола «чолуш», то есть класть крест накрест. «Ман» согласно Василию (Вильгельму) Радлову древний аффикс. Алтайцы называют реку Чулусба, где «ба» - самодийское «река». Из самодийского и Бия, приобретшая русское окончание.
Катунь – Кадын, госпожа, владетельница, хозяйка.
Ну, и хватит пока.


vas_pop: (Default)
Кемерово – Телецкое озеро – Уймонская долина – Горно-Алтайск – Барнаул – Новосибирск – Кемерово.
Это маршрут путешествия, начавшегося для меня во вторник, 27 сентября, и окончившийся в воскресенье. Видимо, для всех. Только для меня в Кемерове, а для моих спутников в Тюмени.
Транспорт – джип «Тойота-Лэнд-Крузер».
Состав: Анатолий – автор будущего фильма о Сибири, Эдик – исполнительный продюсер и режиссёр фильма, Сергей – оператор, Саша – водитель. Все из ГТРК «Регион-Тюмень».
Я в качестве гида-проводника и болтуна-консультанта.
Цель – «отработать» Кузбасс и Горный Алтай. Быстро и продуктивно.

27-го отбываем из Кемерова в 12-м часу дня. Мужики после и под впечатлением интервью с Тулеевым. Помня знаменитые формулировки «коллективный Распутин» и «прочмокали Россию», утверждают, что ораторской формы АГТ не потерял. Дескать, «актёрище!». И на разные лады повторяют понравившуюся фразу (речь перед этим, видимо, шла об экологической ситуации в промрегионах Сибири), что люди не простят и пошлют кое-кого «на три экологических чистых буквы».

Дорога ведёт на Нововокузнецк (по пути, само собой «автобан, который строит Аман»), далее в объезд Кузни на Таштагол (в переводе – «каменный лог».
Тюменцы довольны дорогой, рассуждают, что кузбасские трассы лучшие в Сибири. Самой худшей дорогой, которую они проехали, называют путь из Томска в Мариинск. И некоторые участки автодорожного Транссиба Красноярск – Иркутск.
После шашлыков в селе Панфилове восторги переходят все мыслимые границы. Мне остаётся только самодовольно ухмыляться.

Останавливаемся для видеосъёмки в Мундыбаше близ часовни св. Андрея Первозванного. Часовня построена супружеской четой Тулеевых и посвящена покойному сыну Андрею.
Около часовни кедровый сквер.
На том берегу речки – ж.д. станция, где начинал свою работу после Тихорецкого техникума АГТ.
Казачок, охраняющий часовню, губером не нахвалится, говорит, что АГТ помог тутошней обогатительной фабрике и теперь железорудный концентрат потребитель расхватывает, как горячие пирожки.

Получается просто-таки экскурсия по тулеевским местам…

Смотровая площадка за Казом. Вся Горная Шория как на ладони.
Дорога по-прежнему хорошая.
После Таштагола, однако, въезжаем на новую, грунтовую трассу Таштагол-Турочак. Пыльный грейдер. Скорость падает до 60 км в час.
Связи нет. Немудрено. Тут самые кондовые староверские места. А староверы не признают не только мобильные телефоны, но даже ТВ.
Навигатор тоже несёт какой-то бред. Видимо, для джи-пи-эс таких дорог просто не существует. Между тем она есть и пересекает речушку и одноимённый посёлок Гондошка.
Перед тем мы ехали вдоль реки Кондомы, однозвучной с «кондом», и вот «гондошка». Заглядываем на карту, там есть Кондошка, а неприличной сестры нет.

ТОПОНИМИЧЕСКАЯ СПРАВКА. «Мундым» восходит к самодийскому «кондо», то есть «длинная». Таким образом, Мунды-Баш («баш» - «голова», то есть исток) есть исток Кондомы (она же Мундым, она же Кондо). Ну, и Кондошка (обрусевшая ласкательныйм суффиксом) из этого же семейсатва «кондо».
То есть вовсе не то, что вы подумали.

Ах, ещё забыл Каз. Оно же и Казас. От самодийского «кы», то есть река.
По крайней мере, так утверждает покойный кузбасский топонимист Владимир Шабалин.

Перед Турочаком пересекаем реку Лебедь (название русское и, похоже, не калька с местного). Ею староверы поднимались в Горную Шорию. Ею на Абакан пришло семейство Лыковых.
Река тихая и в наступающей темноте жутко красивая.

И сразу въезжаем в Турочак («тура» - город плюс уменьшительный суффикс «чак», итого: «городок»). Появляется мобильная связь, несмотря на то, что тут большая староверская община.

Нам дальше. В Артыбаш («порог в начале», то есть в голове – «баш» – реки), тут исток Бии, вытекающей из Телецкого озера. Номера в гостинице уже заказаны. Это чудеса современной связи. Анатолий или Эдуард звонят из машины в Тюмень, в свою контору. Просят через интернет (у Эдика есть комп и джи-пи-эр-эс-модем от «Мегафона», но здесь лучше «катят» «Би-Лайн» или МТС) выяснить, что за гостиницы есть на трассе, забронировать номера и вообще выяснить разные нужные подробности.
В Артыбаш приезжаем в темноте. Гостиница (название «Артыбаш») у дороги, за как бы кедрово-сосновой аллеей, на берегу Бии.
Комфорт вполне современный (номера с душевыми кабинами), внизу ресторан, кухня вполне приличная, я заказываю харюзовую уху плюс нечто с экзотическим названием, которое простой кусок мяса, а сверху сырная плёнка.

ОПЯТЬ СПРАВКА. «Би» - река, несущая мужское начало, «господин», в противоположность «госпоже» Кадын, то есть Катуни. Вместе они образуют Обь.

Ужинаем. Выпиваем по стопарю превосходной водки «Медвежий угол» мариинского производства (это не реклама, это кузбасский патриотизм, а вы можете пить водку «Финляндия» или «Алтай»).
Моюсь и сплю.
Как, однако, здорово быть «матрасным» туристом. А раньше я тут ютился в палаточке…

В первый день преодолели что-то около 600-700 км.

Продолжение следует.



Едем!

Sep. 27th, 2011 07:01 am
vas_pop: (Default)
Кони сытые бьют копытами.
Сегодня отправляемся.
С утра мужики отработают в АКО интервью с губером и - без паузы - на Телецкое.
Интервью по случаю юбилея Юрия Шафраника, который был министром топлива и энергетики в 1991-96 годах. Они с АГТ в хороших отношениях и вроде посейчас их поддерживают.

Вчера вечером возил тюменцев в ресторан "Вечный зов". Это за городом. За Журавлями, в бору. Там же и четырёхзвёздочный (единственный у нас) "Парк-Отель".
Название говённое, но жор отменный, хорошее обслуживание, гостям понравилось.
Самогонка на кедровых орешках тоже отменно хороша. Спал после неё, как младенец. И голова сейчас в абсолютном порядке. Впрочем, выпили перед дорогой мы весьма умеренно
Омельчук вообще пил вино. Чилийское.

В прошлогодний его заезд сидели в "Забое". Тоже ничего. Но за городом понравилось больше. В Тюмени, оказывается, приличных загородных ресторанов нет. Неприличных тоже.

За год Толя наваял несколько книг, своих и свою честь (65 исполнилось). Там, кстати, и мои мемуары об общем прошлом имеются, а предисловие написал Валентин Распутин. Ну, просто туши свет - мо друг стал живым классиком...
И плюс к тому целое аудиособрание сочинений - три диска. Всё издано просто-таки шикарно. Даже и не завидую, просто удивляюсь. Молодец, ей-богу!

Программу я им обозначил, но всё ломается. потому что в пятницу надо быть у поезда в Бийске и отправить одного экспедиционера в Москву. А потом уж ехать в Уймонскую долину.
Ну, можно и так.
Ладно, посмотрим.

...В "Бравом солдате Швейке" пьяный капрал орал "Едем! Едем!", а потом выпал из вагона и йобнулся о стрелку. И висел на ней с выпущенными кишками. Так что умерю восторги: тьфу, тьфу, тьфу, не моя зараза.
vas_pop: (Default)
Тюменские телевизионники Анатолий Омельчук и Людмила Борисова сняли фильм-исследование "Евангелие от Матвея" про первого сибирского губернатора Матвея Гагарина.
Летом была презентация в Тобольске.
Информация тут: http://www.tumentoday.ru/2011/07/28/фильм-о первом-сибирском-губернатор/
Всёжки живём мы, "под собою не чуя страны", в одном конце Сибири что-то происходит, а до другого докатывается спустя много недель, будто в эпоху ямской гоньбы, когда письма по Расее шли месяцами.

Матвей Гагарин построил в Тобольске каменный кремль. Единственное такое сооружение в Сибири. И натворил много чего доброго в благоустройстве Сибири, в сношениях её с Китаем и исследованиях прилежащих морей.
В 1921 году был, однако, повешен в Питере. Вроде бы за воровство казны, за постоянные недоимки.
Но есть и другая версия вины: Гагарин был первым сибирским сепаратистом. Об это, в частности, пишет сибирский историй Словцов. Вот и наказал его Пётр за эдакую ересь - уже тогда Сибирь терять не хотели ни в каком случае.
Почему, видимо, и областников Ядринцева с Потаниным и другими наказали жестоко - крепостью и ссылкой.

Автор - мой старый друг-однокурсник Анатолий Омельчук.
Талантливый и неимоверно работоспособный. Успел издать массу книг: краеведческие (он предпочитает слово - родиноведческие") исследования, публицистика, проза, стихи.
И вот - телекино.

Через несколько дней он с тюменской съёмочной группой заезжает за мной в Кемерово м мы едем на Алтай. Три ключевых точки надо посетить: Телецкое озеро, плато Укок и ещё на Белуху посмотреть откуда-нибудь из Уймонской долины. Несколько тысяч км намотаем.

Я вроде как в качестве консультанта и трепача-бездельника при занятых людях.
vas_pop: (Default)
Похоже, осеннее наше автопутешествие состоится.
Грубо прикинул маршрут.
Они заезжают ко мне. Дальше на Таштагол и новой дорогой на Телецкое.
Потом через Горно-Алтайск на Чуйский тракт и попытка проехать на Укок или хотя бы (что и случится скорее всего) до Джумалинских ключей.
Возвращаемся с заездом в Уймонскую долину через Кукуя и, возможно, Алтайское. Дальше Бийск - Белово - Кемерово.

Ну, человек предполагает, а Господь располагает.
Но это, конечно, не значит, что не надо строить планы.
Наоборот - надо.
vas_pop: (Default)
Соопчают, что "Прогресс", когда падал, взорвался.
Ебуквакнуло так, что с тёкла задрожали на расстоянии 100 км.
Если что-то упало недовзорвавшимся, то в высокогорье. Были или нет там люди, Бог весть, но говорят, что к месту падения близко промысловые кедровники.
Подробностями балует туристский сайт ДЕД АЛТАЙ: http://www.ded-altai.ru/news/progress-upal-v-chojjskom-rajjone/
А я поставлю фото одного барнаульского турика. Сделано в горах близ Телецкого озера.




Profile

vas_pop: (Default)
vas_pop

September 2015

S M T W T F S
  1234 5
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 06:12 pm
Powered by Dreamwidth Studios